Оккупация ядовитыми кустами

"Ничейное" подворье на улице Вокзальной под номером 30.

"Ничейное" подворье на улице Вокзальной под номером 30.

В редакцию позвонил житель Атаманской П.Д. Бражник. Пенсионер, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, он был возмущен отношением некоторых жителей родной станицы к вопросам санитарного порядка. Если быть более точным, на звонок в «Единство» Петра Дмит­риевича сподвигла пресловутая амброзия. Пришлось приехать к человеку, а потом совершить с ним небольшую экскурсию по Атаманской. Приятного в ней было мало. Станичник показывал наиболее проблемные места.

– Я тридцать лет отработал в колхозе имели Жлобы, был и агрономом, и бригадиром первой бригады, которая находилась на восточной окраине Атаманской. Не помню, чтобы раньше карантинные сорняки одерживали победу над станичниками. Теперь все иначе, – не скрывает своего возмущения ветеран труда.

Самая первая «сорняковая» достопримечательность Атаманской, которую нам показал П.Д. Бражник, – здание бывшей станичной бани. Территория вокруг плотно оккупирована ядовитыми зелеными кустами. Им здесь, похоже, ничто и никто не угрожает.

– Кто-то, уже не помню, взял это здание в аренду, хотел возродить здесь общественную помывочную, но что из этого вышло, видно без лишних слов, – комментирует наш экскурсовод.

Выбитые окна веранды, видимо, давно уже зияют пустотой.

Проехали еще немного по ул. Вокзальной. Буквально рядом с церковью, через дорогу от нее, заброшенное подворье под номером тридцать. Все, что внутри и снаружи двора, вновь свидетельствует о человеческой беспомощности и равнодушии. Бурьян почему-то мало кому мешает. Забор «ничейной» территории сильно заплел вездесущий хмель.

Потом оказались на ул. Кирова – полугрунтовой, полугравийной. Тут тоже кое-где в большом дефиците острая коса.

Объехали территорию станичного погоста. Как минимум две-три его стороны окружены давно спиленными ветвями деревьев. Они засохли, но вывозить их никто не торопится.

– Еще в июне я говорил по поводу этих веток с главой поселения С.М. Пронько, – вновь вступает в разговор Петр Дмитриевич. – Сергей Михайлович обещал принять меры, но по истечении двух месяцев ничего не изменилось.

Побывали на улице Степной. Она самая крайняя в станице, граничит с полем люцерны. И тут – достаточно приложения сил для человека с косой. Но его почему-то не видно.

Вернулись затем на Вокзальную, к которой претензий нет, проехали в восточном направлении, свернули налево по переулку Кубанскому. Напротив АЗС, через проезжую часть, очередное поле, завоеванное амброзией.

Бывшая станичная баня - теперь не во власти, а в плену у амбюрозии

Бывшая станичная баня - теперь не во власти, а в плену у амброзии

Побывали в тот день и на месте бывшего хутора Курчанского – там находилась ныне несуществующая 1-я бригада, о которой говорил пенсионер. Он здесь проработал 22 года. Тогда, по словам Петра Дмитриевича, вся амброзия была выкошена. Теперь у многих руки до сорняков не доходят – достаточно посмотреть на второе станичное кладбище. Территория его давно уже тоскует по порядку. Все заросло каким-то высоким кустарником. Но живым до мертвых почему-то мало дела.

Под конец нашей невольной экскурсии с местным провожатым заехали в администрацию Атаманского сельского поселения – хотели пообщаться с главой С.М. Пронько. Но его на месте не оказалось…

С. Рублёв,

Е. Власенко,

сотрудники редакции.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*