Судьба семьи «врагов народа»

Мария Петровна ПАВЛОВА

Мария Петровна ПАВЛОВА

Мария Петровна ПАВЛОВА – павловчанка, представительница старинного казачьего рода. Невысокого роста, худенькая, с большими лучистыми голубыми глазами. В судьбах этой удивительной женщины и её родственников отразилась история нашей многострадальной страны и её малой частицы – Кубани. Знаю эту женщину много лет. До ухода на заслуженный отдых она работала врачом-дерматологом в районной поликлинике.

Еще ближе мы познакомились в 90-е годы, когда в «Единстве» стали появляться статьи о расказаченной семье Гудзь, потомком которой является Мария Петровна. В это время я уже работала в СШ № 2. У меня возникла идея – помочь своей очень способной ученице Кате Котляровой написать научно-исследовательскую работу «Судьба казачьей семьи Гудзь в российской истории и истории Кубани. XX век». С ней девушка участвовала в районном и краевом конкурсах исследовательских работ. Стала призеркой, получила почетные грамоты.

С тех пор мы дружим с Марией Петровной. Она по праву пополнила число друзей нашего школьного музея. Несмотря на солидный возраст, всегда спешит помочь своим родным, близким, знакомым, свято хранит память о семье. Моя героиня – достойная представительница своего рода. Несмотря на пережитое, она не таит зло, любит жизнь, людей. Проявляет во всем отзывчивость и доброту. Я предлагаю читателям отрывки из исследовательской работы о её семье.

На острие перемен

Нижний ряд (слева направо): дети сидят – неизвестный, неизвестный, Степан Михайлович, 1900 г.р. (умер в 1920 г.), Анастасия Савична 1906 г.р. (умерла в 1996 г.). Сидят (слева направо): Семион Петрович, Роман Петрович, их отец Петр Семенович ГУДЗЬ, 1831 г.р., его жена (имя неизвестно), Михаил Петрович, 1864 г.р. (умер 1940 г.), Наум Петрович. Стоят (слева направо): неизвестная, Савва Васильевич СТЕПАНЕНКО (зять Наума Гудзь), Мария Наумовна, Меланья Тихоновна ГУДЗЬ (жена Михаила), 1864 г.р. – 1942 г., Василий Михайлович (старший сын Михаила и Меланьи), 1888 г.р. – 1918 г.), неизвестная, Устинья Алексеевна (жена Василия), 1890 г.р. –1942 г.

Нижний ряд (слева направо): дети сидят – неизвестный, неизвестный, Степан Михайлович, 1900 г.р. (умер в 1920 г.), Анастасия Савична 1906 г.р. (умерла в 1996 г.). Сидят (слева направо): Семион Петрович, Роман Петрович, их отец Петр Семенович ГУДЗЬ, 1831 г.р., его жена (имя неизвестно), Михаил Петрович, 1864 г.р. (умер 1940 г.), Наум Петрович. Стоят (слева направо): неизвестная, Савва Васильевич СТЕПАНЕНКО (зять Наума Гудзь), Мария Наумовна, Меланья Тихоновна ГУДЗЬ (жена Михаила), 1864 г.р. – 1942 г., Василий Михайлович (старший сын Михаила и Меланьи), 1888 г.р. – 1918 г.), неизвестная, Устинья Алексеевна (жена Василия), 1890 г.р. –1942 г.

В 20-х годах XIX века после принудительного переселения род Гудзей оказался на Кубани. Здесь они стали казаками. Сначала семья жила в Павловской. Позже Михаил Петрович Гудзь поселился со своей многочисленной семьёй (у него было тринадцать детей, трое не дожили до совершеннолетия) недалеко от станицы Павловской. Вокруг была только степь.

В 1913 году семья построила на хуторе, который до 1920 года вообще никак не назывался, большой дом. Предлагали назвать хутор Гудзиевским. Но Михаил Петрович этому воспротивился. «Нет, – сказал он, – назовём его лучше Девятисотым. В том году мы обосновались».Так и решили.

В 1917 году в стране произошёл октябрьский переворот. Власть оказалась в руках большевиков. Следствием этого явилась Гражданская война. В ноябре 1917 – январе 1918 года в Черноморье, затем на Кубани установилась советская власть. Изгнанные Рада и правительство Кубани с отрядом генерала Покровского примкнули к войскам Корнилова, выступившего из Ростова-на-Дону в I Кубанский («Ледяной») поход.

ГУДЗЬ Пётр Семенович, 1831-1918 гг. Похоронен в ст. Павловской на кладбище, где сейчас стадион. Участник Кавказской войны, служил рядовым казаком. Дважды был паломником в Иерусалиме.

ГУДЗЬ Пётр Семенович, 1831-1918 гг. Похоронен в ст. Павловской на кладбище, где сейчас стадион. Участник Кавказской войны, служил рядовым казаком. Дважды был паломником в Иерусалиме.

Корниловская армия шла через хутор Девятисотый с 12 часов ночи до полудня следующего дня. За ней двигалась погоня – войс­ка Красной Армии. В доме семьи Гудзь не было покоя. Их двор находился возле гребли, поэтому никто не проходил мимо: ни белые, ни красные. Надо было кормить и тех, и других. Мать не успевала печь хлеб.

Великий перелом

С 1921 года по инициативе В.И. Ленина стала проводиться новая экономическая политика, пришедшая на смену политике военного коммунизма.

В большое и крепкое хозяйство Гудзей многие нанимались, чтобы заработать. За это их лишили права голоса: нельзя было присутствовать на собраниях, быть членами потребительской кооперации. На рубеж 1920-1930 гг. пришёлся поворот во всех сферах жизни страны, в том числе и «великий перелом» в деревне – сталинская коллективизация.

Кулаками стали считаться зажиточные крестьяне и казаки, в вину которым прежде всего ставилось когда-либо имевшее место использование наёмного труда.

Враги народа

Вскоре после рождения Марии Петровны Павловой (она родилась в 1929 г.) стали объявлять по радио, что кулаков следует уничтожать как класс. В 1930-м была первая высылка этой семьи на Урал. Арестовали старших братьев отца Марии Петровны – Иосифа и Евдокима, так как они не в состоянии были оплачивать большие налоги.

Начались повальные обыски, спрятанный хлеб искали даже на кладбищах. Всех репрессированных отвезли на станцию Сосыку. С собой разрешили взять только корову и сено.

Летом 1930 года погрузились в товарный поезд, который поехал в неизвестном направлении. Никто не знал, что их ждёт в дальнейшем.

Трагедия трудпереселенцев

16 августа состав прибыл на Прикаспийскую низменность Ставропольского края, в село Киевка. Вокруг не было ни одного дерева, только кочки и солончаки. Ни магазинов, ни столовых. От голода спасало только молоко.

Через год всех переселенцев снова повезли в неизвестном направлении в товарном вагоне, где находилось 40 человек. Сорок первым был Алёша – брат Марии Петровны, родившийся в ссылке. Условия в вагоне были ужасными. Не было нормального питания. Лишь ставили два ведра с водой. Покормили только в Батайске лапшой.

Наконец поезд прибыл в Пермскую область и остановился близ города Кизел, на станции Няр. Справа – стеной тайга, слева – посёлок Рудничный (как потом узнали).

Собрали всех мужчин и сказали: «Вот инструменты, вот – лес, стройте себе жильё». Пока строили, переселенцы жили в шалашах из ряден, еду готовили на кострах. В августе уже были заморозки, в сентябре выпал снег.

Двухгодовалая Мария серьёзно заболела. Родители уже нашли место на кладбище, мать сшила для неё новое платье. Но всем на удивление и радость девочка начала выздоравливать. И тогда дядя Евдоким сказал: «Ну, Маня, ты из такого вышла, дарую тебе сто годов жизни!».

В июне 1932 года с Кубани приехал Иван Васильевич Лях – племянник Петра Михайловича. У него был документ, удостоверяющий личность, – колхозная книжка. На семейном совете решили: надо хотя бы кому-то спастись. Шесть человек из семьи тайно выехали на поезде в Соликамск. Там пересели на пароход. Сошли с кормы в Удмуртии и отправились на поезде до станции Крыловской, где жила сестра Петра Михайловича – Прасковья Васильевна Дербунова.

Потом перебрались в родной хутор Девятисотый. Мать Марии Петровны – Наталья Фёдоровна – с детьми поселилась у своих родителей (они были иногородними). Родители её мужа Михаил Петрович и Меланья Тихоновна спрятались также на этом хуторе у своей старшей дочери – Прасковьи Аула. Проходили обходы. Комиссия вылавливала сбежавших трудпереселенцев. Но соседи всегда знали, когда будет очередная проверка и предупреждали. Но однажды Наталья Федоровна попалась. Её заставили развестись с мужем, а Петра Михайловича на Урале посадили в тюрьму. Он подписал отказ от жены и детей, чтобы во время разборок их не тревожили.

В конце апреля 1936 года Наталья Фёдоровна вернулась с детьми к мужу на Урал в посёлок Половинка Пермской области (впоследствии стал называться Углеуральским). В 1937 году они получили комнату в бараке.

Всенародное горе

Великая Отечественная война застала семью Гудзь в Пермской области. Война воспринималась ими как всенародное горе, и они жили одной мыслью – быстрее разгромить фашистское отродье. Петр Михайлович работал по 12 часов в сутки на шахте. Был первоклассным токарем, несмотря на неграмотность, любые чертежи читал превосходно. Наталью Фёдоровну отправили работать в загазованную шахту. В бараке Гудзь держали двух коз, трёх козлят, благодаря которым и прожили ужасные военные годы.

3 августа 1941 года Наталья Фёдоровна получила, работая в шахте, тяжелую травму груди и перелом левой ключицы. Несмотря на инвалидность, чтобы спасти детей, устроилась надомницей при швейной фабрике. Пётр Михайлович и Наталья Федоровна после войны были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1947 году по постановлению правительства семья Гудзь, как и многие другие семьи спецпереселенцев, была реабилитирована, но об этом им никто не сообщил и не принёс извинения.

В послевоенное время жизнь стала легче. Мария Петровна, отучившись в школе, поступила и окончила медицинский институт. Позже она вышла замуж за Фёдора Степановича Павлова.

В 1964 году семья Павловых переехала в станицу Павловскую. На следующий год Павловы получили квартиру. Мария Петровна проработала врачом в районной больнице 30 лет, до мая 1988 года. Уже много лет она на пенсии.

Реабилитация

Долгожданные документы о полной реабилитации в сентябре 1993 года получили Петр Михайлович Гудзь и его три племянницы. Не дожили до этого светлого дня родители Михаил Петрович и Меланья Тихоновна и братья П.М. Гудзя. Евдоким Михайлович остался навечно на Урале (умер в феврале 1949 года). Там же похоронен и его сын Иван Евдокимович, участник Великой Отечественной войны. В 1931 году умерли в ссылке двое малолетних сыновей Евдокима Михайловича. Другой брат Иосиф Михайлович Гудзь ушёл из жизни в 1975 году в станице Павловской. Нет в живых и жены Петра Михайловича – Натальи Фёдоровны (умерла в 1992 году).

Е. Филобок, учитель СШ № 2.

Е. Котлярова, выпускница СШ № 2.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!
Метки: , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

4 Комментария

  1. Я правнук Иосифа Михайловича Гудзь. Спасибо за статью!!!

  2. Я внук РОДНОЙ дочки Иосифа Гудзя Макаренко Феодоры Иосифовны.
    Именно она была единственной последней родной его дочерью и очень переживала, когда впервые увидела как-то уже давно первую статью о своей семье в газете. Дело в том, что “исследователи” на деле переврали истину и даже не упомянули и словом о ней – единственной, тогда жившей РОДНОЙ дочери Гудзя. Мария Петровна же не являлась родственницей по крови была приемной дочерью и об этом опять же умолчали.
    В общем правды в этих статьях и и “исследованиях” не так уж и много.
    Дальше о “зверствах” Красных над раскулаченными семьями.
    Снова увы ложь.
    После ссылки на Урал, спустя десяток лет Иосиф Гудзь вернулся с женой целым, здоровым и невредимым вместе с женой на Кубань.
    Купил дом в ст. Павловской по ул. Южная 29. Где и жила потом его дочка Феодора Иосифовна и где я фактически провел детство.
    У дочки раскулаченного Гудзя первого мужа Антона (председателя колхоза) убили на войне. ( как то не помешало при зверских и подлых Большевиках председателю колхоза Антону Ткаченко (коммунисту!!!) женится на дочке раскулаченного элемента.
    После войны бабушка моя вторично вышла замуж за фронтовика Макаренко Михаила Степановича. У них родилось четверо детей. Все их дети (!!!) получили при “плохой и жестокой” Советской Власти ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Все четверо. И вновь не помешало им кулацкое прошлое.
    В общем давно пора перестать поливать грязью СССР. Лучше оглянуться вокруг и ужаснуться нашей действительности. Когда мечты многих недалеких людей сбылись и вновь появились господа и холопы гнущие на них спину. Теперь почему то никого не смущает, что одни давятся от избытка дармовых денег, другие тащат в ломбарды оставшиеся ценности, что бы прокормить семью.
    Так лучше стало? Вам нравится?
    А на поверку все эти статьи и исследования о “зверствах” большевиков оказываются чепухой и ложью.
    С Уважением к редакции Александр. Прямой потомок по КРОВИ раскулаченного Гудзя Иосифа.

  3. Кстати, после возвращения из “зверской” ссылки, Гудзь Иосиф и его жена, прожили ло глубокой, глубокой старости. Оба похоронены на кладбище ст. Павловской. Что особо примечательно, все многочисленные родственники не так уж часто появляются на их могилах, если появляются вообще. По крайней мере я их там не встречал. Ни когда каждый год там убираю и навожу порядок, ни в поминальные дни.
    В общем всем желаю добра и объективности как к прошлому, так и к настоящему. Можно сколько угодно трезвонить о зверствах Большевиков, только вот именно после ухода от власти коммунистов в 93м году, стали мы стремительно вымирать и деградировать. Наркомания, алкоголизм, разврат, пошлятина захлестнули нас волной после того как ушли Большевики “безбожники.” А сейчас и церкви строем и кресты на каждом вьезде и в школах православие изучать начали, а толку ноль. Деградация лишь набирает обороты. Маты при детях, порнография, алкоголь рекой, курящие девушки и женщины, разваленные семьи, блуд, насилие коррупция, воровство. И все это именно после ухода “Красных”. И никого это не смущает. По прежнему продолжают поливать помоями тех, при ком подобное было просто невозможным.
    Может пришла пора задуматься однако?
    У кого больше было Бога в душе? У безбожников коммунистов или у набожных новоиспеченных господ? А?

  4. “Что особо примечательно, все многочисленные родственники не так уж часто появляются на их могилах, если появляются вообще. По крайней мере я их там не встречал. Ни когда каждый год там убираю и навожу порядок, ни в поминальные дни.”
    Не нашел как отредактировать.
    В данном варианте я имел ввиду как раз “родственников” пропиарившихся на некогда именитом раскулаченном земляке. Потомки же его родной дочки Макаренко Феодоры Иосифовны как раз таки о них не забывают.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*