О герое нашем Иоанне Пригоровском (Григоровском).

Внук Пригоровского  профессор Всеволод Троицкий

Внук Пригоровского профессор Всеволод Троицкий

30 апреля в Незамаевской состоялись поминовения. Они были посвящены 95-й годовщине мученической гибели святого Иоанна Пригоровского (Григоровского). Путь свой настоятель храма пророка Божиего Илии определил с юных лет и шел к нему всю недолгую, но яркую и честную жизнь.

* * * * *

Еще одна версиягибели

…Украшением станицы была Ильинская церковь с приделом святого Александра Невского, построенная в 1885 году на месте старой (церковные документы велись с 1797 года). В голубом небе сияли золоченые купола. 500-килограммовый колокол оповещал о празднествах, радостях и горестях. Церковь была прочная, деревянная, с шестью куполами. Первым священником был Евтихий Левченко. В церковной биб­лиотеке насчитывалось до 400 томов, а земли при церкви было 300 десятин.

Старожилы вспоминали удивительной красоты и силы голос молодого диакона Пригоровского (Григоровского). Он жил в высоком кирпичном доме на улице Красной. В советское время там находилась почта, затем – аптека. Это здание сохранилось и стало сегодня частным домовладением.

Служба диакона, начавшаяся в 1898 году в Незамаевской, продолжалась недолго. Уже 19 мая того же года он стал священником на хуторе Кугоейском (Крыловский район сегодня). Затем была служба в храмах Ставрополья, станицы Шкуринской. В расцвете сил и опыта 17 августа 1916 года Иоанн возвратился в храм пророка Божия Илии и 30 сентября стал его настоятелем. В притче служили три священника, диакон и три псаломщика. Причтовой земли – 288 десятин. Кружковый доход составлял более 6 тысяч рублей. Церковно-приходских школ было целых три, а также одно высшее двухклассное и три одноклассных училища. Авторитет местного прихода был высок. Сюда приезжали из многих хуторов и станиц.

…Шел третий год Первой мировой войны. Казаки геройски сражались на Юго-Западном, Западном и Закавказском фронтах. Не только в храме, но и на сходах и в школах звучало патриотическое слово иерея. Отправляющихся на войну он вдохновлял на подвиги.

В 1918-м закипела Гражданская война. Богатая Незамаевская переходила из рук в руки: то белые хозяйничали, то красные. Жестокий террор сменял друг друга.

24 февраля Добровольческая армия генерала Корнилова вошла в Незамаевскую. Военных встретили казаки. Впереди шли настоятель церкви отец Иоанн и священнослужители. Хлеб-соль генералу вручил станичный атаман Никоненко. О теплом приеме оставили воспоминания многие офицеры. А.И. Деникин в книге «Поход и смерть генерала Корнилова писал: «…Казаки начали поступать в армию добровольцами: Незамаевская выставила целый отряд, человек в полторасто. Станичные сборы враждебны большевикам и выражают преданность Корнилову….»

Рано утром 25 февраля Добровольческая армия вышла к станице Веселой. Настоятель осенил добровольцев крестом и вручил Корнилову намоленую икону Божией Матери «Живоносный источник». Бойцы держали путь на Екатеринодар. Никто не знал, что апрель готовит смерть от шального снаряда генералу и мученическую гибель священнику.

В станицу на следующий день вошел отряд красных. Горели сараи со скотиной, громились дома богатых казаков. Но особенно досталось молодым женщинам. Они находили себе убежища от насильников в камышах, а ночи коротали на деревьях.

Вскоре отряд Сорокина был выбит белыми. Возмездие приобрело обратный характер. Власа Ивановича Краснова – борца за Советскую власть четвертовали. Обрубок еще живого человека возили на телеге по улицам, показывая, что так будет с каждым, кто пойдет против… (С 1973 года комсомольская организация средней школы носила имя В.И. Краснова. Сегодня о нем забыли).

Редкое изображение святого, хранящееся у Алины Иосифовны Бессчётновой

Редкое изображение святого, хранящееся у Алины Иосифовны Бессчётновой

В Великий четверг Страстной седмицы 1918 года в Незамаевскую прибыл с отрядом генерал Покровский и полковник Науменко (В.Г. Науменко – спаситель казачьих регалий, атаман кубанцев в зарубежье). Они обсудили животрепещущие вопросы в правлении (ныне в этом здании – станичная администрация). Общались они и с народом. Также офицеры были приняты в доме Пригоровского (а этот дом не сохранился, сейчас на его месте установлен крест и памятный камень). Вечером все стояли в церкви на чтении Евангелия, в конце священник выступил с горячей проповедью против террора большевиков: «… Наша спокойная, размеренная, мирная жизнь взорвана революционными лозунгами. Это привело к отречению царя от престола, развалу страны, армии, наших семей. Главный удар принимает на себя православная вера – оплот нашей жизни. Мы обязаны защитить веру предков, веру святой Руси. Остановить разграбление страны, растление душ…». Конечно, он не мог верить суждению, что «религия – опиум для народа». И глубоко был убежден в том, что революция – великий ущерб для России. Отец Иоанн тяжело переживал, что его сын поддерживал революционеров.

В пасхальную ночь в станицу ворвались красные, на лошадях въехали на церковную территорию, а затем и в сам храм. Народ заволновался. Началась паника, давка. Иоанн, седовласые казаки требовали от богохульников покинуть дом Божий. Но красные прямо в церкви начали расправу со священнослужителем. «Ему отрезали язык, нос, уши, выкололи глаза и размозжили голову». Это слова из «Обращения к христианским церквям всех стран», которое выпустила в 1919 году Екатеринодарская епархия (из книги «История Свято-Михайло-Афонской Закубанской общежительной пустыни» монаха Прокопия (Леонова). Майкоп, 2007 г.).

Незамаевцы до конца своих дней помнили тот ужас, что пережили перед началом чтения деяний апостольских. Неузнаваемого, в окровавленном одеянии мученика вытащили в церковный двор. Подвели коня с бороной, к ней привязали тело и поволокли по станице – от Центра до Задуная, от Гусятника до Вершины (так называли микрорайоны в станице). Непокорного батюшку закопали в навозной яме. Матушка, добравшаяся на окраину, упала уже на бездыханное тело любимого супруга.

По данным Интернета, Иоанн похоронен в Краснодаре на Все­святском кладбище. Но могилу его пока не нашли. Правление Незамаевского хуторского казачьего общества (атаман В.А. Донец) настроено поиски продолжить.

В августе 2000 года Русская Православная Церковь канонизировала Иоанна Пригоровского.

В 2012 году Новоивановский (соседний Новопокровский район) храм, восстановленный из руин, отметил 100-летие. Здесь необычайно светлая аура, а среди множества икон есть и лики новомучеников, в том числе и Иоанна Пригоровского. Что особенно дорого – придел храма носит имя священника. Житель станицы В.Н. Бондаренко подарил книгу, в которой рассказывается о гибели иерея. Да и в церкви поселка Незамаевского (тот же Новопокровский район) тоже есть икона новомученика

Уже много лет Незамаевская ждет храма. Отбросим вражду и распри, греховные привычки и душевную расслабленность, незамаевцы! Приступим к возведению Божьего дома, возродим разграбленный в 1934 году храм… Прошло более трех лет, как вышла в свет моя книга «Незамаевская», в которой с согласия власти говорилось о начале строительства в 2010-м. И что? Воз и ныне там. Негоже без храма, когда есть свой покровитель…

 

* * * * *

 

О потомках Пригоровского

Русский литературный журнал «Парус» в одном из номеров за 2011 год напечатал статью о постоянном авторе Всеволоде Юрьевиче Троицком. Он родился 4 августа 1936 года в Москве. Окончил историко-филологический факультет государственного педагогического института. Троицкий защитил докторскую диссертацию на тему «Русская романтическая проза 20-30-х годов XIX века». Доктор филологических наук, профессор, с 1970 года – член-корреспондент РАН, член Союза писателей РФ, автор более 400 печатных работ, в том числе – монографий. С 1967 года работает в отделе русской классической литературы Института мировой литературы. По почину В.Ю. Троицкого с 1991 года проходят ежегодные Всероссийские конференции «Филология и школа» в духе традиций и идей русского просвещения.

Его бабушка (по материнской линии) Вера Осиповна (Иосифовна) Бошняк (урожденная Пригоровская). Она приходилась дочерью священнику Иосифу Пригоровскому (погиб в лагерях в 1937-м) и внучкой иерею Иоанну Пригоровскому.

По рассказам старожилов, в семье Пригоровских воспитывались еще и две дочери. Одну из них звали Марией. Помнили они, как был замучен белыми сын отца Иоанна. В первые майские дни из новолеушковского красноармейского отряда выкрали и доставили в Незамаевскую юношу. Белые его прикрутили проволокой к коновязи (есть свидетельство – к стволу) и на спине выжгли пятиконечную звезду. От пыток сын священника скончался.

Великое горе пережила матушка, потерявшая за несколько дней и мужа, и сына. Она не могла больше оставаться в станице и вместе с детьми уехала.

Из исследований А. Бессчётновой,

нашего нешт. корр.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!
Метки: , ,

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Яндекс.Метрика Сайт зарегистрирован в Роскомнадзоре 25.05.2015. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 61898. Учредители: ООО "Редакция газеты "Единство" (352040, Краснодарский край, Павловский р-н, ст-ца Павловская, ул. Ленина, д. 21 а), pavedin@mail.kuban.ru . Гл.редактор В.И. Зинченко, т. 8(86191) 5-11-42.