Нагорный Карабах как начало…

Давно минули те дни, когда вспыхнул огонь междоусобного конфликта в Нагорном Карабахе. Было это в феврале 1990 года. Тогда Карабах решил отделиться от Азербайджанской ССР и присоединиться к дружественной Армении. Началась кровопролитная война. Но руководство Советского Союза решило остановить конфликт, пока тот не перерос в бойню. Были введены войска в Закавказье. Объявлена частичная мобилизация. Резервисты Кубани, Дона и Ставрополья тоже под нее попали.

И мне была прислана повестка. Нас из станицы Атаманской призвали пятерых, потом прибавились еще несколько. Первую группу, в которую попал и я, отправили сразу же в Краснодар. Там долго не задержали – через час мы были в Майкопе. Выдали амуницию и покормили. После сна на полу пустой казармы нас ждал аэропорт. Там и автоматы Калашникова выдали. В пайке – две банки перловки с говядиной, тушеная свинина в слое солидола. Вместо хлеба – сухари.

На десантном самолете АН долетели до города Гянджа. Войсковая часть № 54121 была такой, которую заполняли лишь на 20 процентов солдатами, а остальные 80 – резерв на случай мобилизации. Вот такой случай и настал. Поселили нас в казармы, кому не хватило мест, отправляли в палатки. На второй день выдали боекомплект в 30 патронов. Принесли и гранаты, но их пока решили придержать. Контингент подобрался разновозрастной – от 22 до 45 лет. Тех, кто постарше, было большинство. А вот 22-25-летних – процентов пять. Нас, молодых, командование использовало при разведке местности.

На восьмой день, когда стали прибывать на смену резервистам постоянные воинские формирования, желающим предложили поехать в Степанакерт. Нас было всего 20 парней, согласившихся помочь командованию, пока туда не перебросят основной состав части.

Сначала мы охраняли мосты, вели разведку, потом стало сложнее. Атаковали нас экстремисты с азербайджанской стороны. Выходили они на «охоту» вечером и ночью. Использовали вначале стрелковое оружие, потом – гранатометы и гранаты. Дошло дело до того, что ночью они захватили правую сторону моста и пытались его взорвать. Мы смогли пресечь это, но положили всё-таки нескольких бандитов. В апреле 1990-го нас вывели из Стапанкерта, хотя говорили о переводе в Шушу.

У меня осталась на память отметка в военном билете «о сборах» и альтернативный орден «За личное мужество» от Сажи Умалатовой. На тот момент СССР развалился, и перестали вручать государственные ордена и медали, а давали награды переходного периода. Что и произошло в моем случае.

А геополитический конфликт в Карабахе не заканчивался до 1995 года, то затухая, то разгораясь. В это же время случились события в Приднестровье, Абхазии, Чечне.

Тогдашний Карабах мне чем-то напоминает сегодняшние события на Украине. Правда, президенты Армении и Азербайджана смогли пойти на некоторые уступки, подписали хлипкое, но перемирие, действующее до сих пор. Степанакерт переименовали в Ханкеди. Карабах же получил суверенитет и стал республикой.

Пусть будет мир и в Крыму, и в других частях многострадальной Украины. И матери не будут оплакивать своих сыновей, и восторжествует здравый смысл.

В. Лоза.

Ст. Атаманская.

Читайте также:  В воскресенье открытие мемориала
Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика Сайт зарегистрирован в Роскомнадзоре 25.05.2015. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 61898. Учредители: ООО "Редакция газеты "Единство" (352040, Краснодарский край, Павловский р-н, ст-ца Павловская, ул. Ленина, д. 21 а), pavedin@mail.kuban.ru . Гл.редактор В.И. Зинченко, т. 8(86191) 5-11-42.