Миссия милосердия

Под бомбежками и артобстрелами довелось  выполнять миссию милосердия военврачу 3-го ранга Наталье Алексеевне Гальцевой. Её в октябре 1942 года с 4-го курса Северо-Осетинского мединститута отправили на фронт.

21-02-2017_14Гитлеровцы штурмовали  Приэльбрусье,  рвались к каспийской нефти и южным портам. Сменив гражданское платье на  военное обмундирование, в самое пекло попала старший лейтенант медслужбы. Это был 32-й пограничный полк НКВД. Он входил в состав Черноморской группы войск  Северо-Кавказского фронта: Анапа –  Туапсе – Геленджик – Новороссийск.

Узкая береговая линия вдоль скал и неоглядный  водный простор. Здесь держали оборону пограничники. Их бомбили с воздуха, обстреливали с моря. Вражеские прожектора ночами освещали скалы. Они от разрыва снарядов крошились. По скользким камням приходилось карабкаться девчатам-медикам, чтобы помочь раненым. Нагруженные  медикаментами первой необходимости  сумки с красным крестом на боку тянули вниз. Под обстрелами противника хотелось срастись с камнями, тело не слушалось, а ноги были как ватные. Но Наталья Алексеевна, для сослуживцев просто Наташа, ползла и карабкалась, обдирая руки  до ссадин. Ей был 21  год, и с присущей молодости дерзостью  врач выполняла свой долг. Её сердце наполнялось яростью, когда видела, как гибли, попав под обстрел или сорвавшись со скал, товарищи.

В марте 1943 года Н.А. Гальцева попала в серьезную переделку. Итог – «слепое осколочное ранение левых бедра, плеча, груди, лба справа. Ожоги правой подмышечной области, левого предплечья, правого бедра» – значится в выписке из истории болезни. Документ этот заполняли  медики эвакогоспиталя № 4527, куда бойцы поспешили доставить истекавшую кровью девушку в обгорелой одежде. Умелые руки хирурга сделали множественные разрезы, чтобы удалить осколки. А медсестры во время мучительных перевязок удивлялись  мужеству коллеги, когда она от боли лишь скрипела зубами.

Попав затем в эвакогоспиталь № 1972, Наталья всю весну провела здесь на излечении. Но вскоре по заключению военно-врачебной комиссии была  уволена из армии с последующим после отпуска направлением на  учебу в мединститут.

В городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) Н. Гальцеву ждали родители. Отец Алексей Алексеевич  был  столяром, мать Александра Васильевна – домохозяйкой. Рано повзрослевшие Леша и Валя с радостью обнимали старшую сестру. И все плакали, увидев её живой.

Наталья Алексеевна позже писала в автобиографии: «Возобновила учебу в медицинском институте, пятый курс которого окончила в 1944 году. После  работала в городе Орджоникидзе в клинической больнице врачом-лаборантом». К этому времени шрамы на лице и  руках фронтовички стали менее заметны.

Находясь на лечении в сочинском госпитале, Наталья познакомилась со старшим по возрасту и  званию офицером Павлом Илларионовичем Меняйло. В Орджоникидзе его направили преподавателем в военное училище. В городе судьба снова свела Наталью и Павла. Вскоре молодые поженились. В победном 1945-м у них родился первенец – Виктор, а десять лет спустя – еще один сын Юрий.

Наталью Алексеевну  Меняйло, о которой идет речь, помнит старшее поколение павловчан как обстоятельного, учитывающего даже мелочи доктора. Она не торопилась ставить скоропалительный диагноз, обращала внимание на течение, особенности болезни при назначении лечения. И неспроста именно её назначали заместителем главврача вначале в Сарковской амбулатории  (в Кабардино-Балкарии, где служил муж), затем – в Павловской больнице, когда семья Меняйло переехала в нашу станицу. С появлением же в стране врачебно-трудовых экспертных комиссий (ВТЭК) в начале 60-х годов первым председателем Павловской ВТЭК  утвердили опять же Наталью Алексеевну.

– Ряд лет я проработала вместе с Меняйло, – рассказывает Ю.Р. Погорелова, ныне председатель совета ветеранов ЦРБ. – Как медсестра вела документацию. Обслуживали четыре  района – Павловский, Кущевский, Крыловский и Ленинградский. Объем работы – огромный, но старались успевать. Помню, как накануне 9 Мая в кабинете Меняйло собирались её коллеги-фронтовики Д.П. Чистяков, А.С. Степанян, Е.А. Вязовская и, не стесняясь слез, говорили о пережитом в войну. Те встречи напоминали мне кадры из фильма «Белорусский вокзал».

После ВТЭКа Н.А. Меняйло – снова на административной работе в ЦРБ. Дважды избиралась депутатом сельского Совета. Последние годы вела приём больных как терапевт, врач подросткового кабинета. Участвовала в работе призывной комиссии военкомата. Не отказывалась от встреч  с молодежью в школах, библиотеке.

На пенсию ушла в 70 лет. А через год, четверть века назад, Натальи Алексеевны не стало.

Документы, фотографии матери с её наградами бережно хранит сын Виктор Павлович, заместитель председателя районного совета ветеранов. Увековечена память землячки и в  мемориальной доске, которую в  её честь пару лет назад установили у входа в поликлинику как символ уважения ко всем врачам-фронтовикам района.

Л. Днепрова.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*