Павел Постевой: «Первый инкубатор построил ещё в юности»

Гусеводство – не самое популярное

направление в районе и вообще в птицеводстве.

О причинах рассказывает владелец небольшого КФХ

в Атаманской Павел Постевой, который отдал этому интересному занятию много лет жизни. Причём  разводит он гусей по полному циклу, начиная от инкубации яйца до достижения птицей товарного веса.

Павел Постевой возле инкубатора, приобретённого с помощью  программы господдержки.

Павел Постевой возле инкубатора, приобретённого с помощью
программы господдержки.

Типичная биография

– Расскажите немного о себе.

– Моя биография вполне обычная: школа, армия, после срочной службы – ещё четыре года по контракту, военным дирижёром в погранвойсках. Сыграло роль получение начального музыкального образования в павловской школе искусств. Уволился из Вооружённых Сил из-за ельцинского дефолта, кажется, в 1998 году. В 1999 году окончательно вернулся в Атаманскую.

Первый  инкубатор

– С чего началось ваше увлечение гусеводством?

– Серьёзно занялся этим бизнесом по возвращении из армии, когда возник вопрос – чем заняться в гражданской жизни? А гусеводством я увлёкся задолго до этого, ещё в 15 лет.

Тогда, в далёком 1990-м году, своими руками построил мой первый инкубатор из корпуса старого холодильника. Да, он был неуклюжий и не блистал красотой форм, сделан был из подручных материалов, но он дал мне необходимый опыт.

Начать решил с куриных яиц. До сих пор помню состояние эйфории после появления в моём инкубаторе первого цыплёнка!

Поэкспериментировав с куриными яйцами, перешёл на гусиные. Мне с раннего детства нравились эти большие птицы, которых тогда держали в хозяйстве мои родители. Не с целью разведения или продажи, а просто для себя. Покупали пару десятков птенцов, выращивали и отправляли на стол по мере надобности. Но я успел привыкнуть к тому, что в хозяйстве должны быть гуси, поэтому вскоре после пробных запусков инкубатора побежал по соседям в поисках гусиных яиц.

На пороге               «большого бизнеса»

– Как события развивались дальше?

– Наступил 1991 год, в стране воцарились свободные товарно-денежные отношения, и все ринулись торговать или создавать свой бизнес.

И тогда я решил построить большой инкубатор. Он получился на 1400 посадочных мест, если брать за единицу измерения куриное яйцо. К слову, так и принято считать вместимость инкубаторов. Пришлось просить для финансирования проекта деньги у родителей. Морально они меня всегда поддерживали. Каркас сделал из лиственницы и обшил его внутри и снаружи листами ДВП, а полости заполнил стекловатой в качестве теплоизоляции. Внутренние стенки промазал эпоксидной смолой и обклеил пищевой фольгой. Смотрелось это всё тогда фантастически, да и работало неплохо. Хотя недочёты были. Удивительно, что инкубатор отработал больше, чем ожидалось, и сломался, когда я уже ушёл в армию.

Решил                             работать на себя

– Следующий этап развития как птицевода состоялся по возвращении оттуда?

– Когда вернулся в Атаманскую, то обнаружил, что армейское денежное довольствие было примерно в 10 раз больше, чем я мог заработать, устроившись на местное сельхозпредприятие. Поэтому вспомнил про своё юношеское увлечение.

Отремонтировал инкубатор, заменил в нём вышедший из строя двигатель. Внёс в конструкцию некоторые изменения, повысившие эффективность. Построил ещё один инкубатор на 2000 куриных яиц. И начал продавать цыплят.

Объёмы были небольшими. Срок инкубации куриного яйца 21 день, гусиного – 30 дней. Надо учитывать, что это сезонный бизнес. Начинается рабочая пора 3-5 марта, а последняя закладка происходит в конце июня. У утиного яйца сроки немного другие. Поэтому в сезон необходимо выложиться по-полной, чтобы заработать денег и грамотно ими распорядиться в межсезонье: расширить производство, улучшить техническое оснащение, нарастить производственные мощности.

Например, дом, в котором мы с женой и детьми сейчас живём – построил собственными руками, чем очень горжусь! Да – медленно, процесс длился три года. Но финансы позволяли только купить стройматериалы, оплачивать работу бригады каменщиков и кровельщиков возможности не было. Зато на четвёртый год от начала строительства мы с супругой обрели собственное жильё.

В процессе организации семейного мини-предприятия очень помогла мать, Татьяна Васильевна Постевая. Она очень подвижная и трудолюбивая женщина, как говорят на Кубани – моторная! Но при этом – очень ответственный в отношении к работе человек. Два инкубатора в доме, за которыми постоянно нужно следить – это не подарок!

Через три года нам очень надоели шум, жара и пух в коридоре жилища, свежевыведенных гусят приходилось размещать на кухне. Назрела острая необходимость выделить для инкубаторов отдельное помещение. Как раз собирался строить гараж для автомобиля, заодно пристроил небольшую комнатку, размером примерно 16 квад-ратных метров. Стало гораздо удобнее, однако увеличившиеся объёмы производства скоро потребовали дальнейшего увеличения площадей. Да и два моих инкубатора стали подгнивать из-за жары и повышенной влажности. Проблему нужно было решать кардинально, поэтому я построил новый инкубатор, сразу на 10 тысяч яиц.

Сумрачный               немецкий гений

В первый раз установил систему автоматического поворота лотков. Применил механический таймер, который нужно было заводить вручную, как часы. Изготовить термостат помогло знакомство с пожилым немцем по фамилии Рихтер. Во время Великой Отечественной войны он был лётчиком Люфтваффе, самолёт сбили, а он попал в плен. После войны пленных активно использовали при восстановлении разрушенных объектов. Вот он каким-то образом, уже с русской женой, попал в Атаманскую. Обратно в Германию так и не уехал. И я точно знал, что у него есть инкубатор.

Несмотря на то, что немец этот жил довольно обособленно и общаться со всеми подряд не спешил, меня он принял на удивление хорошо. Без утайки показал свой инкубатор, и тогда я своими глазами увидел, что бывает, когда к делу подходит технически образованный специалист. Увидел очень интересные инженерные решения, поражающие своей простотой и эффективностью! Не буду утомлять техническими подробностями, скажу лишь, что многому тогда на-учился и кое-что успешно применял уже в своём инкубаторе.

Непростая                   господдержка

В 2012 году у меня уже было собственное гусиное стадо в 250 голов. Если кто не знает, то скажу, что птицы эти довольно шумные, поэтому соседи вежливо попросили меня найти для гусей другое место. Администрация района выделила земельный участок неудобий вблизи излучины реки Сосыка, где мои питомцы и находятся по сей день. А в 2013 году я принял участие в программе «Поддержка начинающих фермеров Кубани» и получил денежный грант на развитие крестьянского (фермерского) хозяйства. До этого у меня было личное подсобное хозяйство. Подготовил документы для министерства сельского хозяйства, сменил организационно-правовой статус на КФХ, и на мой счёт перевели выделенные средства на развитие.

Конечно, просто это выглядит только на словах, процедура получения заняла около полугода. Сначала собрал необходимые документы, составил бизнес-план, защищал его перед комиссией в Краснодаре. Деньги просто так никто не даст. При этом наличные снимать со счёта нельзя, все операции только по безналу.

Около года занял процесс реализации денег. Я приобрёл мини-трактор, телегу, косилку роторную и, самое главное и дорогостоящее, это корпус птичника. Кроме того – недорогие инкубаторы, ресурс которых около пяти лет. Им осталось поработать год-два, а затем придётся где-то хранить этот металлолом, пока не минует 10 лет со дня приобретения. Потому что утилизировать нельзя, если приедут с проверкой и не найдут закупленного на средства гранта оборудования – потребуют вернуть деньги.

Так что помощь от государства получить непросто, условия довольно жёсткие. Но и на том спасибо.

Рынок сбыта

– Куда уходит готовая продукция?

– Реализую гусят в Павловском и соседних районах – Ленинградском и Крыловском. Именно птенцов, поскольку выращивать на мясо получается невыгодно. Взрослая птица у меня только для производства инкубационного яйца. Гусята клиентов полностью устраивают, уже есть мелкооптовые покупатели в нашем районе, а также в Ставропольском крае и Ростовской области, которые берут по 500-700 голов сразу. На самом деле это не так уж много, поэтому продажи до тысячи голов считаю мелким оптом. Гусят нужно успеть реализовать в первые два дня их жизни. За клиента борюсь качеством товара и привлекательными ценами. В разгар сезона десяток гусят отдаю за 1700 рублей, во время падения спроса ценник опускается до 100 рублей за голову. Таких цен поблизости нигде нет. Зато экономлю время и бензин – клиенты приезжают ко мне сами.

Мнение о породе

– Какие у вас гуси?

– Сейчас идут большие спекуляции вокруг так называемой линдовской породы. Можно сказать, что это очень хорошо раскрученный бренд. Поэтому любого белого гусёнка многие продавцы норовят записать в линдовские. Естественно, для того, чтобы легче продать.

Если вы взяли гусят у каких-то частников, которые клятвенно пообещали, что это чистая порода, то полученное потомство от близкородственных связей такой птицы породистым считаться уже не может. Более того, я считаю, что чистой линдовской породы нет вообще нигде. На западе она не прижилась, а у нас в стране нет такой отлаженной системы по поддержанию её в необходимых рамках.

Я своим покупателям честно говорю – нет сейчас чистой линдовской породы. Ни у кого, в том числе и у меня. Мои гуси белого цвета и обладают хорошими мясными качествами, но я не считаю, что имею право их так называть. Люди должны знать правду и иметь право выбора. Пока что недовольных не было.

На гусях   не разбогатеешь

– Сколько у вас сейчас гусей?

– В пределах 600 продуктивных самок. Не хотелось бы углубляться в цифры и расчёты, потому что некоторые тут же кинутся за калькуляторами и насчитают у меня огромные барыши. Сразу скажу – годовой оборот у меня невелик, я владелец очень маленького КФХ. Ещё при подсчётах надо понимать, что я плачу налоги, экологические сборы, зарплату бухгалтеру и наёмным работникам. Большая часть прибыли уходит на корма, а ведь ещё надо вкладываться в ремонт и развитие материально-технической базы. Так что у меня не столько прибыли – сколько забот и ответственности.

– Времени ни на что другое не остаётся?

– Стараюсь выкраивать! Например, дважды в год читаю лекции по гусеводству в рамках краевой программы обучения альтернативным видам животноводства в Брюховецкой. Каждую лекцию я всегда начинаю, цитируя изречение известного своими афоризмами писателя Альфонса Карра: «Чтобы заработать на жизнь, надо работать. Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое». И честно объясняю, что на разведении гусей разбогатеть не получится. Определённого уровня доходов можно достичь, но лишь путём больших трудозатрат.

– Возникает резонный вопрос – тогда почему вы занимаетесь именно гусеводством?

– Во-первых, мне это нравится, во-вторых, у меня хорошо получается, а в-третьих, я хочу быть самому себе хозяином, пусть и в качестве владельца маленького сельхозпредприятия.

Ю. Бойцов.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*