В зоне особого риска

Павловчанин попал в Книгу рекордов Гиннесса!

«Единство» писало о нашем земляке Григории Смирнове – начальнике группы отдела аварийно-спасательных работ 294-го Центра «Лидер» МЧС России по проведению операций особого риска. Пришло время рассказать о его младшем брате, который сейчас трудится кинологом ЦСООР «Лидер» МЧС России и уже успел отметиться попаданием на страницы знаменитой Книги рекордов Гиннесса. О службе и сопутствующих увлечениях рассказывает Александр Смирнов.

Краткая биография

– Как случилось, что из Павловской переехали в Москву для работы в структуре МЧС России?

– Изначально таких планов не было. Жил обычной жизнью, учился в школе № 2, затем переехал в Атаманскую. Там окончил 9-й класс и поехал учиться в Кореновск, где прошёл обучение в строительном ПТУ № 25. Затем вернулся в Павловскую и поступил в филиал Кубанского государственного университета по специальности «менеджер государственного муниципального управления». Параллельно с учёбой работал в отделе молодёжи, а вечером трудился в районном отделении ДОСААФ инструктором по вождению легкового автомобиля. Загруженность была сильная, но везде успевал.

После окончания учёбы в 2009 году ушёл в армию, служил под Москвой в Ногинском районе. В 2010 году опять вернулся в Павловскую на два года, во время которых снова трудился в ДОСААФ, но уже с полной занятостью.

Работать вместе с лучшими

Тогда-то и принял окончательное решение пойти на службу в Центр по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России. Конечно, в этом выборе есть большая заслуга моего старшего брата Григория, который добился там значительных успехов и всячески настаивал, чтобы я последовал по тому же пути.

В «Лидер» сразу попасть очень трудно, потому что это элитный отряд всей структуры МЧС России. Центр хорошо известен во всём мире и его деятельность очень высоко оценивается экспертами разных стран. Туда принимают обычно уже зарекомендовавших себя специалистов, спортсменов, профессионалов своего дела. Поэтому около года пришлось трудиться вне структуры Центра, зарабатывая репутацию, затем удалось перевестись в «Лидер».

– Почему выбор пал на специализацию по кинологическому направлению?

– Люблю работать с животными. Брат звал в водолазы, как и он сам, но считаю, что именно тут я нашёл призвание. К тому же в Центре «Лидер» нет узконаправленных специалистов, здесь готовят универсалов. Делается это для того, чтобы в случае непредвиденной ситуации каждый мог заменить своего сослуживца. С присвоением следующего разряда растёт квалификация спасателя и приобретаются новые навыки, такие, как скалолазание, подводные погружения, прыжки с парашютом и так далее.

Инициатива приветствуется

– Как продвигались дела после принятия в «Лидер»?

– Сначала взяли на должность водителя, поскольку это было единственное свободное место в Центре. Но я не ограничился выполнением только своих прямых обязанностей, стал сразу же принимать участие в спортивных мероприятиях, с братом устраивали дружеские состязания для детей. В общем, занял активную позицию, старался проявить себя. Поэтому уже к концу первого месяца на новом месте меня заметили.

Поставили начальником тира с повышением в звании. Поскольку мы являемся военнослужащими, хоть и на мирных профессиях, то стрельбы раз в месяц обязательны. Постоянно приезжают коллеги из соседних подразделений, регулярно проводятся соревнования между департаментами, поэтому работы хватало.

Примерно через год предложили офицерскую должность в управлении пиротехнических и специальных кинологических работ. У нас два отдела пиротехников и один отдел кинологов. Эти, на первый взгляд, совершенно разные сферы деятельности на самом деле неразрывно связаны. Пиротехники в основном занимаются поиском и обезвреживанием взрывоопасных предметов. Сейчас я уже лейтенант.

Незаменимые помощники

– Где используются специально обученные собаки?

– Часто приходится проверять поля, которые не пахали со времён Второй мировой войны. Перед тем, как вводить их в сельскохозяйственную эксплуатацию, вызывают наших специалистов. «Урожай» из неразорвавшихся боеприпасов бывает иногда весьма ощутимым. Такие опасные сюрпризы лежат в земле на территориях возле Ржева, Смоленска, Вязьмы – там, где шли ожесточённые бои.

Собаки работают по тревожным вызовам, когда кто-то обнаруживает в общественном месте неизвестный предмет, который потенциально может оказаться взрывным устройством. Если взрывчатка находится не в металлической оболочке, а, например, в пластиковой, то миноискатель её «не видит». А специально обученная собака с лёгкостью определяет по запаху. Поэтому мы тренируем собак на поиск взрывчатки, каждый год проводим сертификацию. Дисциплина называется минно-разыскная служба.

Второе направление – поисково-спасательная служба. Наши четвероногие помощники учатся искать людей в разных условиях – в лесу, развалинах… Для поиска выживших под завалами используются также тепловизоры. Эти приборы реагируют на любое тепло. Так что нередки случаи, когда тратится время на разбор обломков, а в итоге находим котёл отопления или горячую батарею. В жарких странах, где температура выше 30 градусов, тепловизоры вообще бесполезны. Так что собаки по-прежнему незаменимы.

Бывает, помогает искусственная пауза в работах, когда все внимательно прислушиваются. Процедура на слэнге спасателей называется «минутой молчания». Это когда на время глушат всю технику и все стараются расслышать малейшие звуки из-под обломков.

Нужно быть в тонусе

– Занятия спортом не оставили?

– Конечно, нет! Спасатель должен быть в отличной физической форме. Тем более что возможностей для занятий спортом на нашей тренировочной базе предостаточно. Не так давно построили новый большой спорткомплекс. Занимаемся лёгкой атлетикой, два года подряд участвовали в спартакиаде сотрудников МЧС, мой брат Григорий занял первое место, я пока что был третьим. Наша команда из семи человек стабильно выходит на общие вторые и третьи места, потому что в ней только бывшие спортсмены.

Увлекся триатлоном, это спортивное трое­борье включает в себя плавание, бег и велокросс. Очень повышает общую выносливость. Регулярно выезжаем на соревнования кинологических подразделений МЧС России, участвуют обычно 28 команд. В Новосибирске заняли первое место по командному поиску и второе по общекомандному. Все в обязательном порядке сдали нормы ГТО.

Спортивное прошлое

– А что с гиревым спортом, которым вы увлекались в Павловской? Насколько я помню – довольно успешно?

– Сейчас переключился на более подвижные виды. Они полезнее для работы, а заниматься и тем и этим невозможно. Хотя по гирям я кандидат в мастера спорта. Начинал тренироваться ещё в Кореновске под руководством четырёхкратного чемпиона мира среди ветеранов Валерия Откидышева. В Павловской продолжал тренировки. Неоднократно становился чемпионом и призёром краевых соревнований по гиревому спорту.

Здесь же получил звание КМС по горному велосипеду. Занимались на карьере возле СШ № 12, убрали там мусор силами отдела молодёжи, один предприниматель выделил нам грейдер и КАМАЗ, и мы устроили отличный полигон с горками и трамплинами. Трасса была настолько хороша, что мы даже проводили там открытые кубки Краснодарского края. На соревнования приезжали спортсмены из Ростова-на-Дону и Воронежа. Так что со спортом у меня дружба давняя и оставлять тренировки не собираюсь.

Всей семьёй

– Супругу тоже приобщили к физическим упражнениям?

– Да, причём довольно серьёзно. Жена работает в структуре МЧС, тоже кинолог, занимается лёгкой атлетикой. Ездили с ней на чемпионат мира в Архангельск и каждый занял первое место в своей группе. Но мы целенаправленно готовились к этому испытанию целых полтора года. Участвовали около двух тысяч спортсменов из 16 государств, поэтому соревнования имели статус международных. В основном это были страны СНГ и Восточной Европы, но среди них были и довольно экзотические государства. Например – Кения.

– Благодаря этому чемпионату вы с супругой попали в международную Книгу рекордов Гиннесса?

– Да, мы тогда в составе группы спортсменов установили два мировых рекорда и были вписаны на страницы этой известной книги. На мероприятии присутствовал официальный представитель из Англии, который следил за соблюдением правил и имел право зафиксировать рекорд. Велась фото- и видео­съёмка, подтверждающие подлинность достижений участников.

– В чём именно заключались рекорды?

– Это может показаться смешным, но мы вместе с командой в количестве 500 человек одновременно приседали и прыгали на одной ноге. Это не так просто, как кажется. Всё надо делать по счёту и полностью синхронно. Стоит хоть одному человеку ошибиться или устать – и рекорд сорвётся. В команде были не просто люди с улицы, а известные в прошлом спортсмены и молодые дарования. Все серьёзно готовились к этому событию.

К слову сказать, в Книге рекордов Гиннесса есть достижения гораздо более курьёзные. В любом случае – всё зафиксировано и подтверждено, все участники получили официальные сертификаты на английском языке. Конечно же, есть они и у нас с женой.

Всегда готов

– Можно подробнее о работе?

– Всегда нужно быть готовым выехать в любую точку мира на помощь пострадавшим. Наш отряд работает не только в России, но и на территории иностранных государств. Наводнение, землетрясение, любой другой природный катаклизм или чрезвычайная ситуация – всё это наш профиль работ.

У каждого спасателя есть так называемая «тревожная сумка». Это заранее подготовленный комплект всего необходимого для срочного отбытия по тревоге. В него входит сухой паёк на сутки, запас воды, одежда, обувь и экипировка. Весит всё это килограммов 60-70, но по-другому никак. Никогда не знаешь, куда предстоит отправиться. В зоне бедствия температура может быть +40, а может и -40 градусов. К месту работы могут привезти на автомобиле, а может – придётся долго идти пешком или плыть на лодках.

Трагедия в Непале

– В каких спасательных операциях приходилось участвовать?

– Больше всего, конечно, на территории России. Часто вылетаем на пожары или наводнения. Под Рязанью как-то горели на большой территории торфяники. Самое масштабное бедствие в моей карьере, которое больше всего запомнилось, – землетрясение в Непале. Оно случилось ночью, люди спали в своих жилищах, поэтому жертв было много.

К сожалению, мы прибыли к месту разрушений не очень быстро. Из-за дипломатических нюансов сначала два дня решался вопрос, полетим ли мы туда вообще. Потом ещё три часа прождали на аэродроме перед вылетом. Нашу помощь то соглашались принять, то отказывались. В итоге вылетели, но садиться пришлось в соседней Индии, поскольку аэродром в столице Непала, Катманду, был повреждён землетрясением. Ещё два дня пробыли на аэродроме Нью-Дели. Жили прямо в нашем транспортном самолёте. Приятного, конечно, мало – стояла невыносимая жара в 50-60 градусов, было много комаров. Но нам не привыкать.

В итоге аэродром в Катманду привели в порядок, и мы прибыли в столицу Непала. Выгрузили гуманитарную помощь, обустроились и вышли на работу. Провели там около двух недель, с конца апреля до середины мая. Заграничные командировки обычно столько и длятся. Питались только своими припасами, чтобы не подхватить инфекцию. Руки перед едой мыли слабым раствором хлора, потому что антисанитария вокруг была жуткая, а болеть нельзя.

Масштабы бедствия предстали перед нами очень серьёзные. Землетрясение было мощностью восемь баллов, здания обычно начинают разрушаться при пяти баллах, но там постройки слабее, чем обычно. Дело в том, что дома в Непале возводят не так, как принято везде. Цемент почему-то в дефиците, поэтому вместо него добавляют в песок что-то другое. Когда мы разбирали завалы, обломки были очень хрупкие, ломались руками. Думаю, это тоже повлияло на количество жертв, которых по официальным данным было около восьми тысяч человек.

Обидно, что власти Непала не дали нам прибыть раньше. Через четыре дня с момента катастрофы найти под обломками живых людей шансов не было. В условиях такой жары человек погибает от обезвоживания в течение трёх дней. А ведь технические возможности позволяли нам быть в Непале в течение первых суток после трагедии.

Помимо нас, в Катманду работали спасатели из Китая и США. Старались работать сообща, помогали друг другу. Как и в Индии, температура воздуха была очень высокой, а трудиться приходилось в полной экипировке, таковы правила. Но мы не жаловались и достойно выполнили свои обязанности. Ведь в международных спасательных операциях наш отряд представляет всю Россию.

Это нужно знать

Можете, как спасатель, дать нашим читателям совет на случай возможной нештатной ситуации?

– Советов много, но как их все запомнить обычному человеку? Пожалуй, самое простое, что можно посоветовать, – в случае ДТП первым делом добраться до подкапотного пространства автомобиля и снять клеммы с аккумулятора. Этим часто пренебрегают, в результате чего случаются возгорания. Ведь при дорожной аварии чаще всего деформируется передняя часть машины, начинают вытекать наружу легковоспламеняющиеся жидкости. Нельзя допустить короткого замыкания, иначе мгновенно возникнет пожар. К сожалению, бывают случаи, когда пострадавшие даже не успевают выбраться из салона транспортного средства. Поэтому главное – обесточить электрическую цепь повреждённого автомобиля, тем самым исключив возможность возникновения искры.

А лучше всего, конечно, быть внимательными и осторожными, чтобы не попадать в опасные ситуации.

– Скучаете по родному краю?

– Ещё бы! Стараюсь по возможности приезжать в Павловскую, проведываю родителей, встречаюсь с друзьями. Ведь я всё равно кубанец, хоть и живу сейчас далеко от малой родины.

Ю. Бойцов.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Яндекс.Метрика