Реликвия от деда

Владимир – шестой ребёнок в семье. Закончил церковно-приходскую школу. По настоянию отца усиленно занимался джигитовкой, он хотел, чтобы паренек стал достойным продолжателем рода. Тем более дядья Мирон и Василий – выборные казаки, а дед Трофим Герасименко имел серебряную медаль за Баязетское сражение.
Владимир целенаправленно готовился к «царёвой службе». Ежедневно купался в Ее – летом после того, как десять раз обливался потом в работе, зимой – для закалки. Справив сыну добротного строевого коня, форму и оружие, Фёдор дал ему наказ: «Служи, сын, как подобает доброму казаку».
И вот в 1914 году молодой Герасименко был поощрён образом святого равноапостольного великого князя Владимира.
Его внучка, жительница Павловской Нина Ильинична Добро, до сих пор хранит раритетный документ.
На оборотной стороне написано: «Дан образ сей православному воину Владимиру Фёдоровичу Герасименко в память о годах верной службы Царю и Отечеству. Поступил на военную Его Императорского Величества службу в 1910 г. Вышел в запас в 1914 году. Полковой священник Никон, подпись».
Сам воин наизусть знал слова, написанные на образе: «Какую дивную перемену производит в душе человека христианство, воспринятое и усвоенное всем сердцем нашим – это наглядно показывает пример великого киевского князя Владимира. Пока он был язычник, был жестоким и мстительным человеком, а когда принял христианство, стал примером кротости и любви ко всем. Особенно он стал заботиться о бедных и нищих; покоил странников, выкупал должников, отпускал на свободу рабов, при церквах заводил приюты, устраивал странноприимницы. Забота о распространении святой веры между своими подданными была первым и главным его делом. Везде, где прежде стояли идолы и капища, он строил святые храмы и школы для народа…».
Были и другие награды у казака. Но, к сожалению, не сохранились. Среди утраченного – орден Святого Георгия, данный за мужество и героизм на Западном фронте, где незамаевец сражался все годы Первой мировой.
Живым и здоровым вернулся Владимир с фронта… Но закипела Гражданская война, пошли репрессии. А потом наступила коллективизация. Отец Владимира Фёдор Трофимович отказался вступать в колхоз. За то, что не дал вывезти со двора богатство, нажитое трудом, могучего казака расстреляли. А родных, в том числе и Владимира вместе с детьми и женой Татьяной, выслали в Калмыкию. Смела коллективизация и их родственника – Никифора Ивановича Дейнегу. Он в годы Великой Отечественной будет награждён тремя орденами Славы.
…Когда добрались до станции Дивное, случилось несчастье – умер ребёночек. Дочь Агриппина убежала на Кубань (остановилась в Усть-Лабинской и почти тридцать лет не давала о себе знать). Мать моей собеседницы семнадцатилетняя Акулина тоже решила сбежать, однако её вернули родителям. Потом она вместе с родственниками всё-таки приедет в Незамаевскую. Спешно выйдет замуж за Илью Приснича и проживёт вместе с ним 63 года.
А Владимир Фёдорович остался в Дивном. Работал на швейной фабрике, шил одежду для красноармейцев, дважды был женат, воспитал десятерых детей. Всем дал образование: есть и врачи, и финансисты, и педагоги, и музыканты, и строители.
Ушёл в возрасте ста двух лет, похоронен в Тихорецке. Его брат и сестра нашли последний приют в Незамаевской, где и сегодня есть их родственники – Дейнеги, Кутельма, Герасименко. Где земля родная хранит память о казачестве.
А. Бессчётнова.
Фото из архива Н. Добро.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*