ИМ ВОЙНА ПРИХОДИЛА ВО СНАХ

Сказано о тех, кто испытал её тяготы: кто на фронте, кто в тылу. И, как в кино, оживали события самого длинного дня в году – 22 июня 1941 года.

Сообщение по радио о нападении Германии на Советский Союз застало земляков за обычными делами. Мой дед, к примеру, завершал работы на крыше нового сарая – клал черепицу. Узнав шок-новость, он, как говорила позже бабушка, буквально скатился вниз, недоумевая, как можно было подписать пакт о ненападении с таким вероломным противником. Знакомая семьи Анна Васильевна Курицына, известная павловчанам актриса народного театра в 70-80-е годы, в воскресный день 22 июня дежурила. Она медсестрой работала в больнице и вспоминала, что уже к вечеру первая группа медиков получила повестки из военкомата явиться на сборный пункт. Жаль, подробности того дня я не записала. А сейчас спросить уже не у кого.

Мой старший коллега Юрий Николаевич Козаченко (добрая ему память) вместе с родителями жил с весны 1941 года в Выборге. И уже на другой день после начала войны семья ощутила ее полной мерой. Отец Николай вместе с братом Сергеем надел красноармейскую форму – и на фронт. Мать Лидия с детьми собралась в эвакуацию. Юра запер на ключ дверь их дома. «И тут из-за высокой стены ближнего леса вынырнул и с ревом промелькнул над нами огромный самолет, – написал в книге «Дети войны» повзрослевший Ю.Н. Козаченко. – Задрав голову, я завороженно смотрел на улыбающееся лицо летчика в кожаном шлеме и темных очках. А за секунду до этого отчетливо услышал сквозь рев мотора «та-та-та-та…». Я оглянулся и увидел позади в щепы расколотую дверь, только что мною запертую… С того момента прошло без малого шестьдесят лет, а я до сих пор вспоминаю высокую выучку фашистского убийцы-садиста».

Как горькую неизбежность восприняли весть о начале войны новолеушковцы. Во второй половине дня 22 июня 1941 года они собрались на митинг. Недалеко от райкома партии и райисполкома, на площади вблизи нынешнего здания библиотеки и музыкальной школы, со спешно сооруженной трибуны говорили райвоенком М.И. Мишин, участник Гражданской войны А.П. Макаренко и другие.

Уже на третий день войны у военкомата, как писал в книге «Кубанская станица» бывший её летописцем Владимир Кириллович Панфилец, стали в очередь вчерашние выпускники-школьники. Попросились на фронт комсомольцы Николай Барабаш, Дмитрий Боровик, Алексей Булатный, Леонид Иноземцев, Иван Калашников, Теофил Медведев и другие. А два месяца спустя ушли на фронт девушки-комсомольцы Владлена Безуглая, Зина Васильченко, Раиса Жиглинская, Анна Жук и другие.

Восприятие мира ребенка нередко цепкое и точное. В этом убеждаешься, читая «Старорусскую сагу» Антонины Дмитриевны Тихомировой, в недавнем прошлом селькора «Единства». «Уже в начале июля наш маленький город подвергся бомбежке. Над Руссой появились немецкие самолеты, их было очень много. В самый разгар бомбежки три наших истребителя поднялись в воздух, ринулись в неравный бой. Но что они могли сделать против вражеской армады? Я видела неравный бой, как загорелся вражеский самолет. Немецкие летчики выбросились на парашютах, а наш Вася Воробьев сгорел заживо».

Автор воспоминаний родилась 22 июня, хотя в ее паспорте значилась другая дата, как и имя – Анна (так требовали обстоятельства неоднозначных 30-х годов). И именины А.Д. Тихомировой мы отмечали 9 мая (такое вот совпадение), как было указано в официальном документе. Лишь недавно, уже после смерти станичницы, ее подруга раскрыла мне тайну.

Они защищали Родину, жертвуя собой. И отстояли свободу. Мы обязаны помнить об этом. Очень верно сказал на сей счет писатель Ю. Бондарев: «Независимо от возраста можно забыть отдельные эпизоды биографии, тускнеют, стираются черты знакомых тебе людей, даже чуть затушевываются наиболее ярко отпечатавшиеся в памяти картины юности. Но нельзя забыть страницы биографии своего народа». И одной из них стала Великая Отечественная война.

Л. Ермак.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*