Кулаки и кирпичи как… аргумент

Последствия у такой «аргументации» всегда одни и те же

Николай ГАЙВОРОНСКИЙ – помощник федерального судьи, оттвечает за взаимодействие районного суда и редакции газеты “Единство”. Всегда добросовестно относится к своим обязанностям.

Рукоприкладство – более чем сомнительный способ доказать собственную правоту без серьезных последствий для того, кто демонстрирует другим твердость кулаков. Иногда личного печального опыта   драчунам бывает недостаточно, и они легко наступают дважды на одни и те же грабли.

Всё вышесказанное легко отнести на счет разведенного павловчанина А.В. Ордынского, 1980 г.р. Этот человек с неполным средним образованием проживал в райцентре без регистрации. В марте прошлого года Алексей Валерьевич имел неосторожность дать волю кулакам, за что попал под уголовную статью 112-ю УК РФ (ч. 1) – за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. Получил в соответствии с вердиктом мирового судьи год ограничения свободы.

Вместо того чтобы быть тише воды и ниже травы, отбывая наказание, Ордынский снова попал в аналогичную историю. Очень уж крутой нрав оказался у мужчины. Возможно, он был бы менее крутым в послеобеденное время 6 августа минувшего года, но алкоголь, который Алексей Валерьевич принял на грудь, вывел ситуацию, что называется, из-под контроля. Вернее – самоконтроля.

Поссорившись с другим жителем Павловской, Ордынский одномоментно возымел к нему такую жгучую неприязнь, что, недолго думая, применил к оппоненту довольно грубую мужскую силу.

Сначала дважды ударил в голову кулаком, потом, когда человек упал, – ногой. Драчун, забыв об универсальном правиле – лежачего не бьют, – еще несколько раз приложился по поверженному и абсолютно нейтрализованному противнику. Но прикладывался не руками и даже не ногами, а… кирпичами, которые валялись рядом.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, пострадавший получил закрытый оскольчатый перелом трубчатой кости кисти. Хотя подобное и не опасно для жизни, однако влечет за собой длительное расстройство здоровья. К перелому надо добавить ушибленные раны теменно-затылочной области, второго пальца правой кисти, ссадины, рану лба и субконъюнктивное кровоизлияние в глазном яблоке.

Все эти раны вывели избитого из привычного жизненного ритма на период более трех недель, что стало основанием для возбуждения против Ордынского уголовного дела по ч. 2 ст. 112 УК РФ (она уже упоминалась выше). Но поскольку слетевший с катушек мужичок не только избил человека, но и грозился его убить (при использовании в качестве оружия кирпичей в подобное сложно не поверить), то вторая инкриминированная драчуну статья – 119 ч. 1 УК РФ. Она так и называется – «угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Последовал суд. На нем Алексей Валерьевич, согласившись с обвинением, полностью признал себя виновным. Конечно же, раскаялся и просил строго не наказывать.

Суд рассматривал дело в особом порядке, который, напомню, всегда сулит обвиняемому наименьшую из возможных кар.

Что касается пострадавшего, то он просил наказать своего обидчика – морально и физически – «на усмотрение суда».

А суд, придя к выводу о невозможности исправления Ордынского без реального отбывания наказания, исключил основание для применения ст. 73 УК РФ, т. е. – условного осуждения.

Присовокупив частично неотбытое по приговору мирового судьи наказание (о нем сказано в начале этой статьи), федеральный судья вынес следующий вердикт: год и пять месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Закономерная концовка.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*