Главный сквер района: каким он станет через несколько десятилетий?

Участок зелёных насаждений в центре Павловской – перед РДК – вполне можно назвать главным сквером района. Ведь в нём бывает больше всего людей, особенно – на праздники.

Да, это именно сквер – очень уж скромные размеры для парка: квартал в длину и столько же – в ширину. Тем больше внимания должно уделяться этому небольшому зелёному островку, появившемуся, очевидно, сразу после войны.

В чём основное предназначение парков и скверов? Они, без преувеличения, – лёгкие населённых пунктов, поскольку листья деревьев и кустарников через хлорофилл поглощают в дневное время углекислый газ и выделяют живительный кислород. Кроме того, зелёные насаждения – фильтр для всевозможных шумов и пыли, они – своего рода оазис живой природы в окружении дорог, по которым беспрерывно мчатся автомобили, и жилых кварталов с их повседневной суетой. Поэтому так приятно спокойно посидеть в густой тени деревьев на скамейке, где нежарко, куда не проникают лучи палящего летнего солнца, и просто отдохнуть, ни о чём не думая.

К сожалению, в течение последних нескольких десятилетий сквер всё больше и больше редеет. Сколько проплешин уже появилось! Уничтожаются аварийные деревья, на их месте пытаются высаживать что-то другое, но это «другое» никак не хочет расти. Обратите внимание, к примеру, на ряд кустарников, высаженных вдоль тротуарной дорожки, идущей параллельно улице Юных ленинцев. Бледно-зелёный вид растений свидетельствует о крайне некомфортных для них условиях. То же самое можно сказать и о хилых деревцах, «воткнутых» в землю лет 15-20 назад. Рост их и развитие подавляют мощные корневые системы и кроны соседних деревьев – они, что называется, высасывают из почвы все оставшиеся соки. Не надо быть светилом в ботанике, чтобы понимать кое-какие элементарные вещи.

Вот как на такого рода счёт высказывается, к примеру, кандидат биологических наук, замдиректора ботанического сада МГУ А. Раппопорт: «Я категорически против того, чтобы зелёный фонд обновляли. Надо понимать, что это экосистема, а не автомобиль, логика «новое всегда лучше старого» здесь не работает. Чем насаждения старше, тем они богаче, разнообразнее и ценнее с экологической точки зрения. Для зелёных насаждений важны птицы. Чтобы они прижились, должно пройти время. Без них деревья будут страдать от насекомых-вредителей. Некоторые думают так: сейчас мы посадим новые деревья – и через 4 года на их месте будет город-сад. Но этого не происходит, потому что уровень загрязнения атмосферы очень высокий. Новые деревья на месте упавших высаживать не стоит, т.к. это будет пустой тратой ресурсов. Дело в том, что старые деревья, соседние с теми, что упали (спилили. – Е.В.) имеют мощные кроны и корневую систему, они будут угнетать молодые насаждения».

…По словам и.о главы Павловского сельского поселения Н.В. Левченко, в самое ближайшее время предполагается убрать в сквере – полностью или частично – около 50 старых деревьев, представляющих угрозу для жизни людей. Станица вошла в федеральную программу «Комфортная городская среда», и на эти цели выделяется 16,79 млн рублей. Из них 12,146 млн – пойдут исключительно на сквер. На эти деньги до конца года предполагается уложить по периметру «зелёного квадрата» новые пешеходные дорожки взамен старых, отремонтировать всю электрическую часть (приборы освещения), ну и, конечно, удалить аварийные деревья. Вот и всё! Ничего нового высаживать в текущем году в сквере не намечается. Есть соответствующие планы на 2019 год. Но выделяемая сумма, увы, весьма скромная.

На днях автор этих строчек встречался в сквере с работницей ГБУ «Краснодарлес» Н.В. Дохолян. Походили по территории. Во многом сошлись в оценке далеко не самого лучшего состояния сквера. Нелля Варткесовна тем не менее сразу же оговорилась: она не специалист по парковым зонам, её направление – исключительно полезащитные насаждения, регламентируемые законом № 1945. Поэтому ставить свою подпись под каким бы то ни было документом относительно удаления старых деревьев она не намерена.

Между тем, согласно краевому Закону «Об охране зелёных насаждений» от 2015 года, «…основанием для санитарной рубки сухостойных деревьев является акт их обследования местной администрацией поселения – с привлечением специалиста, обладающего необходимым профессиональным опытом» (выделено мной. – Е.В.).

Встречался же с Н.В. Дохолян лишь потому, что именно на её экспертную оценку ссылался Н.В. Левченко. Между тем, в соответствии с 5-й статьёй упомянутого закона Краснодарского края, «компенсационное озеленение производится на том же участке земли, где они (деревья) были уничтожены», «если – на других участках, то – в двойном размере».

Из вышесказанного становится ясно: рубка аварийных деревьев без соответствующего восполнения резко противоречит закону. В сквере же за истёкшие десятилетия образовалось, повторюсь, несколько бросающихся в глаза полян, на которых когда-то что-то росло, а теперь ничего, кроме травы, не осталось. Ни одна из предшествовавших нынешней сельских администраций почти ничего не сделала по части «компенсационного озеленения». О хилых, угнетаемых давно укоренившимся окружением деревцах и бледно-зелёных кустарниках уже упоминалось. Поэтому очень не хотелось бы, чтобы нынешние ответственные за удаление аварийных деревьев (от них, бесспорно, надо избавляться), не перегнули палку, забывая о том, что забота о сквере не сводится к механической пилке и рубке, а включает в себя специальные и планомерные мероприятия, основанные на рекомендациях специалистов, направленные на поддержание и воспроизводство деревьев и кустарников. Систематическое удобрение почвы и полив – этим никогда и никто не занимался! – только одно из целого ряда условий успешного поддержания деревьев и растений на столь ограниченной площади.

На вопрос, почему так активно говорят о необходимости обновления зелёного фонда, цитируемый ранее А. Раппопорт отвечает: «Потому что так устроено освоение бюджета… Но при этом экосистеме наносится огромный вред. Я бы назвал это экоцидом. За бюджетные средства уничтожается природа…»

Не хочется думать о том, каким будет станичный сквер лет через полсотни, если в подходе к его содержанию ничего в корне не изменится. Трансформация к лучшему просто необходима. Но для этого требуется гражданский контроль за состоянием зелёных насаждений. Именно о нём нам всем напоминает 7-я статья всё того же краевого закона.

Но есть ли такого рода контроль? Истекшие десятилетия методичной рубки и светящийся насквозь сквер говорят, увы, об обратном.

Е. Власенко.

P.S. И.о. главы Павловского сельского поселения Н.В. Левченко, ознакомившись с этим текстом, попросил указать следующее: в 2019-м на озеленение сквера будет выделено около 1 млн 300 тыс. руб. Намечается расконсервировать артезианскую скважину в «зелёном квартале» для регулярного полива. Кроме того, заверил Николай Викторович, отношение к содержанию деревьев и кустарников изменится. Для этого предполагается привлекать к озеленению специалистов по парковым территориям.

И ещё один момент: читатель наверняка обратил внимание на определённое противоречие мнения московского учёного краевому закону. В такой ситуации целесообразнее всего руководствоваться здравым смыслом.

Хотите быть в курсе всех новостей? Получайте обновления прямо в свой почтовый ящик! Это просто!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*