В 1963 году военно-исторический музей ЧССР (Прага, 3, ул. Жижкова) прислал подтверждающий документ павловскому райвоенкому майору Иванову о том, что незамаевец Борис Иванович Христюк являлся бойцом партизанского отряда «За Прагу» и был награжден чехословацким орденом «Военный крест» за особые заслуги по освобождению Чехословацкой Республики от немецко-фашистских захватчиков. Министр народной обороны ЧССР сообщил, что Борис Иванович Христюк за участие в партизанском движении награжден знаком «Чехословацкий партизан».

Обе эти награды  хранятся в Тихорецком историко-крае­ведческом музее. Туда их передал племянник бойца Борис Деревянко (Христюк по матери). А фотографиями и другими документами для подготовки этой публикации в «Единстве» поделилась племянница героя Нина Писаренко из Незамаевской. Детство

В 60-х годах прошлого века хутор Копани, что располагался недалеко от Незамаевской, прекратил свое существование как неперспективный. Так что не осталось  дома, в котором в 1920 году в семье казака Ивана Христюка и его жены Матрёны Михайловны родился сын. Его нарекли Борисом. Рад и доволен был отец: «Слава Богу, есть продолжатель рода».

Родители, старшие сестры окружали крепкого «христёночка» заботой и любовью. И хотя время спокойной и размеренной хуторской жизни разом перечеркнула революция 1917 года, семья изо всех сил старалась сберечь сына, внука, брата.

А невзгод хлебнули через край. Это и голод 1921 года, и раскулачивание, и коллективизация. Благодаря огромному трудолюбию и рачительности родителей семья держалась.

Отец, прошедший Первую мировую на Кавказском фронте в пластунской бригаде земляка-генерала И.Е. Гулыги, знал цену жизни. Оберегал домочадцев. Спасительницей стала корова-кормилица.

Страшный голод 1932-1933 годов Борис запомнил на долгие годы. Незамаевская тогда попала на «чёрную доску». Были закрыты все магазины и вывезены товары. Станицу оцепили войска, никого не выпускали. Семью Христюк спасло только то, что они жили не в самой станице, а рядом – на хуторе.

С 1934-го жизнь постепенно стала меняться к лучшему. Со станицы сняли оцепление, открылись магазины, в которых в достатке были продукты, мыло, керосин, ткани…

На учебу

С конца 34-го Незамаевская становится районным центром. Стремительно благоустраивается. Словно по мановению волшебной палочки выросли высокие здания райкома ВКП(б), райисполкома, типографии, ресторана…

Действовало пять школ. В одной из них, что располагалась в центре (бывшее высшее начальное Александровское училище), обучался и Боря Христюк. Занятия давались ему легко. Юноша с интересом и много читал, был активным комсомольцем. Особенно любил уроки истории, как заворожённый слушал учителя А.Ф. Далладу.

Жил у дяди Василия, а по воскресеньям отправлялся на хутор. Для отца с матерью стал опорой, помогая им справляться по хозяйству.

Родители мечтали дать сыну профессию. После окончания школы в 1939-м его отправили учиться в Ростов-на-Дону в ФЗО. И тут случилось непредвиденное – связь с Борисом прервалась. От него не было вестей. Родные устали думать и гадать, что же произошло. Не знали они ни о военной стезе, что выбрал  Борис, ни об ответственных и опасных заданиях, которые ему поручали, ни о боевых операциях в тылу врага.

Домой

Мрачные мысли посещали супругов Христюк и после победы – домой возвращались сыновья, отцы. Кто-то оплакивал погибших, но втайне надеясь на чудесное возвращение (а было ведь и такое). Надеялись и в отчем доме Бориса. И не зря.

Ранним ноябрьским утром 1946 года кто-то постучал в окно. Мать босиком выскочила в сени. Открыла тяжелый засов и, не спрашивая «Кто?», бросилась не плечи пришедшему. Материнское сердце подсказало – это он, их Борис. Затем рядом разглядела красивую девушку.

– Мама, это моя жена Маша. Радистка. Вместе воевали, – уточнил он.

Так словно заново родился для Матрёны Михайловны сын, да еще и дочь появилась… Радостная весть мигом разнеслась по хутору. Но вместе с большой радостью в доме поселилась и печаль. Родные всё чаще и чаще стали замечать, что сын их тает на глазах. Здоровье его было подорвано основательно. Грустила и невестка – они с Борисом надеялись, что домашняя обстановка остановит туберкулез.

В сентябре 47-го Борис Христюк ушел из жизни. О том, что сын доблестно сражался, не посрамив казачий род, старшие узнали позже.

Боевые товарищи

В 60-е годы в Краснодарский край из Чехословакии приехала делегация бывших воинов из партизанского отряда «За Прагу». Чешские побратимы привезли награды Республики герою сопротивления, архивные документы и книгу с воспоминаниями партизан о войне. Есть в ней и страницы о нашем земляке.

Боевые товарищи рассчитывали встретиться с другом, а попали на его могилу. Друзья предложили родным отважного минёра помощь в перезахоронении товарища на кладбище в Незамаевской, но мать отказалась: «Здесь похоронен он, отец, да и я скоро буду!».

Говорят документы

Давно не стало хутора Копани. Люди разъехались. Дороги распахали. Нет следов и от кладбища. Так что теперь почти невозможно установить место упокоения героя. Хорошо, что сохранились документы, привезенные из Чехословакии. Благодаря этим свидетельствам, мы, спустя столько десятилетий после окончания Второй мировой войны, узнали о части славного пути незамаевца.

О том, где на территории Советского Союза выполнял боевые задачи наш земляк, пока ничего не известно. Зато благодаря книге, подаренной чехами, мы можем ознакомиться с его боевым путем в этой стране.

В 1944 году расширилось чехо­словацкое партизанское движение. В Киеве Главное управление партизанским движением на Украине приняло решение о поддержке товарищей.

В апреле 1944-го части 3-го Украинского фронта подошли к границе с Румынией. К маю враг был изгнан со всей Украины. В это же время прошли специальную подготовку в разведшколах около 100 граждан Чехословакии. Из них формировались диверсионные группы – ядро будущих партизанских отрядов и бригад. Командирами назначались чехи, словаки, закарпатские украинцы. А начальниками штабов, подрывниками, радистами – офицеры и солдаты Красной Армии.

В одну из таких групп под командованием Ивана Иванова (чеха) попал и подрывник Борис Христюк. В марте 45-го с аэродрома близ польского города Кросно их отправили на самолёте в Чехо­словакию. Их партизанский отряд едва не завершил свое существование в первые часы на оккупированной территории.

Ночью в кромешной тьме пришлось десантироваться. Но, видимо, лётчики немного промахнулись. Большая часть парашютистов приземлилась в лесу,  а остальные возле небольшого селения. Им повезло – в населенном пункте немцев не было. Утром те нагрянули с облавой – начали прочесывать лес. Но пошли в неверном направлении – его указал местный староста, сочувствовавший партизанам.

За это время почти вся группа собралась в условленном месте, спрятала парашюты и ускользнула от противника. Борис Христюк вместе с тремя товарищами получил задание вернуться к месту высадки – не пришли врач и два бойца (девушки). Ещё надо было спрятать оставшееся оружие, боеприпасы, взрывчатку. С заданием справились.

За несколько недель отряд заметно разросся за счет местных коммунистов, бежавших пленных. К концу апреля в нем насчитывалось 1600 бойцов. Они, совершая вылазки, наносили ощутимый урон противнику.

Партизаны в Чехословакии подорвали 32 железнодорожных и 22 автомобильных моста, повредили 181 локомотив, 195 км железнодорожных путей, уничтожили 594 автомобиля и грузовика. Советское командование регулярно снабжало их оружием и боеприпасами. Отрядов на территории страны было несколько. Иногда они проводили совместные операции. Чаще всего взаимодействовали с бойцами Клемента Готвальда (он хорошо известен людям старшего поколения как руководитель Коммунистической партии Чехословакии и лидер сопротивления).

Без языкового барьера

Внимательно работая с материалами о тех событиях, обратила внимание на характеристики, которые давали сослуживцы нашему земляку. Там его звали Виктором (оперативный псевдоним). Когда учил партизан пользоваться советским оружием, то чехи удивлялись, почему им так легко его понимать. Оказывается, наш кубанский говор и чешский язык в чем-то очень схожи. В общении Борис был всегда вежлив, доброжелателен. Да и внешне, как оказалось, весьма привлекателен: высокий, стройный, красавец с курчавой темной шевелюрой. В деле всегда был предельно внимателен, осторожен и решителен.

Победный май 45-го

Надо ли говорить, что даже в лесной глуши партизаны внимательно следили за продвижением советских войск, радовались их победам. В мае 1945 года части 2-го Украинского фронта постепенно приближались к зоне действия отряда. Уже был освобождён Брно. Шли бои за Остраву. Пришло известие, что над рейхстагом развевается красный флаг, а Гитлер покончил с собой.

Но в Праге еще оставались оккупанты. 3 мая на совете штаба «За Прагу» обсуждали информацию о готовящемся восстании. Их отряду в рамках единого плана доверили операцию по разоружению немецкого гарнизона в городе Мнихе. В Праге действовали люди Готвальда. Непосредственное руководство осуществлял командир Иванов. С собой он взял четверых членов штаба отряда: Незвала, Басова, Крылатова и Христюка. Так что наш Борис сражался бок о бок с будущим лидером Чехословакии.

5 мая восстала Прага. По плану группа комиссара Незвала должна была напасть на штаб гарнизона, взять в плен командование и заставить всех сдаться в плен. Группа Иванова (30 человек) залегла в лесочке в ожидании сигнала от комиссара. Ночь, шел сильный дождь, это на руку партизанам. В штабе без особого шума взяли в плен 25 фашистов. Группа Иванова, получив условный сигнал, спешно выдвинулась к казармам. Но нарвалась на немецкий патруль. Борис одного из часовых снял кинжалом, но второй успел выстрелить, легко ранив Христюка в плечо. Выстрел услышали эсэсовцы, стоявшие колонной между Мнихом и Каменищей. На танках они ворвались в Мних. Завязался неравный бой. Немцы стреляли и по партизанам, и по своим из гарнизона.

Незвала отдал приказ к отходу. Басов и Крылатов остались прикрывать. Они погибли. Остальные ушли. А немцы еще долго продолжали палить друг в друга…

Чехам так и не удалось выяснить, откуда появилась колонна эсэсовцев и как они смогли так быстро добраться до города. Были предположения, что кто-то предупредил их заранее о предстоящей вылазке партизан.

На следующий день рассвирепевшие гестаповцы прочесывали окрестности и расстреливали любого встречного. Штаб партизан пришлось срочно переносить.

Переодевшись в эсэсовскую форму, Христюк и двое его товарищей отправились на захваченном грузовике. По дороге дважды вступали в перестрелку. Борис еще раз получил ранение, на этот раз в ногу. Потребовалась госпитализация. Его доставили к врачу.

А уже 9 мая в Прагу с боями вошли советские войска, откликнувшиеся на просьбу восставшего народа поддержать город, чтобы избежать больших людских потерь и разрушений.

Более 390 тыс. советских воинов получили медаль «За освобождение Праги», среди них незамаевцы П.Е. Карпенко, П.Б. Козачёк, И.М. Конох и другие). 140 тыс. пали смертью отважных, как и выпускник нашей школы 1941 года герой-танкист Дмитрий Даллада.

Освобождение Праги – последняя стратегическая операция Красной Армии в Великой Отечественной войне. После ее завершения Мос­ква салютовала доблестным вооруженным силам и всему народу. А 9 мая 1945 года стал датой Великой Победы.

Надо потомкам

Нашу историческую память надо бережно сохранить для грядущих поколений. Молодёжь должна знать о подвиге Бориса Ивановича Христюка. Ведь за 27 лет, что отвела ему судьба, он прошел непростой подвижнический путь борьбы. Очень мало мы о нем знаем. Только события конца войны – с марта по май 45-го. Но и они впечатляют и волнуют, вызывают заслуженную гордость за земляка.

Родные вспоминали, что он мог участвовать в Сталинградской битве. Была ли разведшкола, в каких еще операциях он участвовал – пока неизвестно. Может, со временем, когда расширится список документов, рассекреченных Министерством обороны, мы познакомимся подробно с его биографией.

А пока считаю, что нам, незамаевцам, всем, кому дорога история тех героических лет, надо установить памятник герою партизанского отряда «За Прагу».

А. Бессчётнова.

От редакции.  Алина Иосифовна в предоставленном к публикации материале перечислила земляков, награжденных медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Он большой – мелким почерком на трех тетрадных страницах (в эту публикацию не вошел). К нему теперь можно смело добавить и имя  героя этой публикации.

В общедоступном архиве Минобороны России мы нашли акт о вручении этой медали партизанам Украинской социалистической республики. Среди 58 фамилий есть и наш земляк – Борис Иванович Христюк. Медаль под № 0125303 боец получил              27 ноября 1945 года в Киеве.